Декамерон с Дзержинским

| 03.07.2016

Главный тренд сезона – это Хайден Кристенсен, настойчиво мозолящий глаза в недавних новинках кинопроката. Именно он, презрев претензии крашеного Самуэля Л. Джексона, возмутительно оголтело развлекается в «Телепорте», прыгая в пространстве по пляжам и мировым столицам, грабя попутно банки. Он же нагло раскинулся на операционном столе с разверстой грудью, пока Терренс Ховард и Джессика Альба безуспешно пытаются, наконец, от него избавиться да загнать его органы подешевке в «Наркозе».

Продолжая испытывать зрительское терпение, в «Территории девственниц» Кристенсен нахально удовлетворяет чуть ли не весь состав женского монастыря, сплошь состоящий из модельного вида девиц.
Италия, Флоренция – пир во время чумы. Помпинея (Миша Бартон), спасаясь от эпидемии и преследующего ее злодея Жербино (Тим Рот), прячется в женском монастыре. Девушка наивно полагает, что это лучшее место для того, чтобы честно сберечь свою непорочность для будущего и уже назначенного почившим папенькой мужа. Последний (внимание!) – русский граф (дословно) Дмитрий Вячеслав Абрамович Дзержинский должен пожаловать с минуты на минуту. Но Помпинея кругом неправа: во-первых, территория монастыря – последнее место на земле, где можно надеяться на сохранность невинности, а все монашки – развратные красотки, по несколько раз на дню требующие внимания от прикинувшегося глухонемым садовником Лоренцо (Хайден Кристенсен). Во-вторых, Помпинея влюблена в Лоренцо, а отнюдь не в нашего соотечественника из (еще раз внимание!) Новгорода. Но, в конечном итоге, и граф Дзержинский приедет не зря – ему тоже кое-что перепадет.

Вообще-то, фильм «Территория девственниц» Дэвида Лиланда снят по новеллам из «Декамерона» Боккаччо.
Впрочем, если не знать, то заподозрить это довольно трудно, хотя история о похотливых монашках взята именно оттуда. Если еще точнее, картина Лиланда является ремейком «Декамерона» Пазолини, о чем догадаться еще сложнее. Прокатчики вообще наверняка мечтали бы скрыть этот постыдный факт в биографии фильма, ведь «Территория девственниц» – вовсе не интеллектуальный арт-хаус и прокатывается как обычная молодежная комедия, так что излишне сложные ассоциации здесь ни к чему.

Между тем, «Декамерон» Пазолини был первым в его средневековой трилогии, в которую вошли также «Кентерберийские рассказы» и «Цветок тысячи одной ночи». Для «Декамерона» Пазолини выбрал несколько новелл Бокаччо и соединил их историей художника Джотто (эту роль Пазолини сыграл сам), который, путешествуя, становится свидетелем разнообразных фривольных эпизодов. За этот фильм, до сих пор считающийся классикой эротического кинематографа, Пазолини получил специальный приз Берлинского фестиваля.

В «Территории девственниц» тоже есть путешествующий художник и отголоски новелл Бокаччо, но вот понятия о непристойности (по крайней мере, кинематографической) несколько изменились.
Кого удивишь «Декамероном», когда есть «Американский пирог» и фильмы братьев Фарелли, в которых юноши вступают в сношения с яблочным паем и используют сперму вместо лака для волос. Поэтому развязность «Декамерона» тут выглядит чем-то невероятно милым и целомудренным – вроде женской щиколотки, продемонстрировать которую не так давно считалось верхом неприличия.

В постановке Лиланда, снявшего, в частности, музыкальный документальный фильм, посвященный памяти Джорджа Харрисона, «Декамерон» теряет связь с искусством Возрождения, превращаясь то ли модную фотосессию, то ли в приятный музыкальный клип. Хорошая музыка, красивые люди – Миша Бартон и Хайден Кристенсен, костюмы Роберто Кавалли…

Какой там Пазолини? Дольче вита куда актуальнее пира во время чумы.

Источник